QUASI site

Как бы сайт

Судьба не дура, зря людей сводить не станет... Макс Фрай

Old words

«... разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!» ...

Козимир из Квазимира

Козимир проснулся с ощущением переменчивой двойственности видимого пространства и чувством острой необходимости утолить жажду, снять галстук и выбросить в окно престарелый фикус. Но его ожидало тройное разочарование: галстука на нем, впрочем, как и воды в кране, не было, а фикус он вчера подарил подвыпившим студенткам-культурологам.

Помянув недобрым словом культуру и водопроводчиков, он принялся размышлять, кого бы помянуть по поводу галстука. В голову почему-то лезли масоны и бородатые мужики с топорами. Козимир решительно прогнал всю незваную толпу прочь, заработав тем самым порцию головной боли. Он воззвал к изобретению французской революции, отчего боль испугалась и слегка поутихла.

Добив ее солидной порцией анальгина, Козимир поразмышлял о скоротечности жизни и пошел открыть дверь, в которую вот уже полчаса как кто-то ломился.

За дверью стояли две дюжины масонов и толпа бородатых мужиков в высоких шапках и с чемоданчиками. Козимир точно знал, что в чемоданчике у каждого -- топор.

Он решил не подвергать сомнению априорность своего суждения, обозвал по матушке Канта и захлопнул дверь, в которую тут же снова стали ломиться.

Над квазимиром всходило солнце и Козимир точно знал, что через час все снова изменится. Он успокоился и захотел спать.

Проходя мимо зеркала, он обнаружил у себя на шее откуда-то взявшийся галстук, с наслаждением снял его; услышал с кухни шум воды, напился и обнаружил на табуретке забытый студентками фикус.

Он открыл окно и с чувством выполненного долга отправил растение в продолжительный полет на встречу с лысой головой выходившего из дома масона.

Вдохнув пьянящий аромат морозного воздуха, Козимир закашлялся, закрыл окно и пошел заваривать утренний чай.

Квара

«Если ты увидел Грука, ты должен бежать.
Потому что если ты видишь Грука, то и Грук видит тебя.
Грук всегда увидит тебя, таким уж он создан»
из «Уложения Третьей Линии для Младшего Списка»

Утро было прекрасным!

Солнечные лучи буквально пронизывали всю комнату, и даже пыль, летающая по комнате, приобретала романтический и уютный вид.

Квазимир был горазд на такие утра и вообще, хорошая погода была фирменным знаком этого Мира.

И вообще, Квазимир получился на редкость хорошо, можно даже сказать, удачно.

Козимир лежал на кровати и смотрел в потолок, он пытался удержать то лёгкое ощущение прекрасной пустоты, которое бывает только в самые первые минуты пробуждения, когда реальность ещё не навалилась на тебя, но сны уже улетели, оставив лишь лёгкую зыбь и аромат тайны.

Но это было непросто... реальность давила всё сильнее.

И понятно почему.

Ведь сегодня Козимир должен будет убить Громошлёпа, ну или попытаться это сделать.

Хотя чего там пытаться..., убийство Громошлёпа было ритуальным и проводилось на Весеннем смотре раз в два года.

Но Козимиру это всё не нравилось.

Конечно, он понимал, что Громошлёп это не полевой цветочек и даже не Флук.

Громошлёп был грозой этого Мира ещё несколько зенов тому назад.

Огромный, с мощным шипастым хвостом и гипновзглядом, он был дерзким и коварным бойцом.

Но однажды, во время пятого Подтверждения, он напомнил Козимиру Крята, его любимого крулла, непременного участника его детских затей.

И это сходство вдруг оказалось таким явным, что Козимир с трудом смог нанести Завершающий Удар.

Но смог.

И теперь каждый раз эта картинка всплывала в мозгу Козимира, раздражая и мешая сосредоточиться.

Была бы его воля, Козимир бы давно отменил эту нелепую традицию и отправил бы зверюг пастись куда-нибудь на Перс.

Но в Квазимире были свои замшелые традиции.

И чтобы подтвердить звание Разящего Второй Степени, он должен был их соблюдать.

Кстати сказать, Разящий ВС не такое уж и счастье великое.., какая-то прибавка к жалованью и возможность носить синий плащ.

Но это ступень.

Ступень, после Разящего Первой Степени, разумеется, уже к Осмотрительному !

А это означает возможность покидать Квазимир когда заблагорассудится и на любой срок.

Теперь Громошлёп будет убит.

Козимир потянулся и сел.

Всё стало снова привычно и понятно. Реальность вернулась окончательно и заняла господствующие позиции.

Но только где-то в глубине сознания торчала маленькая заноза.., как будто неприятная ссадина.

Мысль и даже скорее знание о том, что этот день не будет обычным.

И, возможно, вообще все больше не будет обычным.

И он узнал об этом во сне.. Ему сказали.

Но он пока не помнит.

Надо будет заварить квару покрепче, подумал Козимир, наконец-то поднимаясь с кровати.

Купрум

Медь обозначалась алхимическим символом — «зеркало Венеры»,
и иногда сама медь именовалась алхимиками тоже как «венера».

Она опять вспоминала, как это было в первый раз. Ну, и в пятый. Вспомнив, она нервно хихикнула про себя.

Трудно поверить, что существует другой мир - Квазимир. Он не объяснил, как ему удается путешествовать между ними. Но всё же объяснил, что прокол осуществляется по биологическому маяку, который выбирается случайно, исходя из метрики слабых электрических импульсов коры мозга. То есть чем-то мы похожи - эта мысль отозвалась приятными мурашками внизу живота.

Тогда понятны его неожиданные проявления, которые не зависели от места и времени суток. Это уже создало пару пикантных ситуаций. Слава богу, обошлось без свидетелей. Теперь у неё появилась привычка ходить по дому в большой, не по размеру, футболке.

После третьего раза она осмелилась спросить его имя и теперь катала на языке немного непривычное, но, тем не менее, вполне земное слово - Козимир.

Ей уже было жалко, что он так быстро убегал после появления. Любопытство брало верх над страхом иррационального - физик всегда физик. Пусть она и не работала по специальности после окончания института, но спустя два года, желание работать в науке ещё до конца не истончилось. Интересно, а как он уходит обратно? Он упомянул про триангуляцию "проколов" по вторичному излучению. И что бы это не значило - с его слов, это было похоже на охоту.

Козимир шёл по прогретой июньским солнцем улице. Странно, но жара не казалось чем-то неприятным, хотя можно было чувствовать приближение к нагретой стене даже закрыв глаза. Этот мир отличался от оригинального мира "прим-1" Но для аборигенов его мир был чем-то нереальным, квазимиром. Законы физики отличались. Константы в этом мире были на миллиардные доли другими, но даже этого хватало, что бы энергия в этой вселенной доставалось гораздо труднее, чем в мире Козимира. Как следствие, технический мир был менее развит.

Но зато можно было выполнить то что он задумал - медь здесь стоила недорого, зато дома, точнее в мире "прим-1" она распадалась на два элемента, которых не было в земной таблице Менделеева. Так же, как в Квазимире не существовало красноватого мягкого металла. Хорошо, что их поисковые рамки не реагировали на технику Козимира, которая была не столько техникой, сколько суборганикой. Козимир вспомнил как попал сюда первый раз. Три месяца ушло на изучение языка и исследование возможностей и отличий этого унивёрсума. Он порадовался, насколько близко здесь подошли к созданию квантового компьютера, на котором основывалось вычислительная техника Квазимира. Это снимало часть проблем по возвращению.

Но не сегодня. Триангулятор не срабатывал. То ли перемещения были слишком быстрые, то ли сказывалось вчерашнее купание прибора в душе, за компанию с маяком. Заскочив в последнюю дверь трамвая, Козимир сверился с показаниями. Вроде погрешность уменьшилась - значит, векторы движения были схожими. Но "мигнуть" из трамвая - слишком явно проявить себя.

Каухале

«Самые лучшие люди — выдуманные.»
Макс Фрай

Жил-был Коз… Не. Не то. Жила-была я. И однажды, ко мне пришли и потребовали написать всё, что я знаю про Козимира из Квазимира. Я, как человек, имеющий слабую связь с внешним миром, полезла в глубины своей памяти. А есть ли, был ли такой Козимир из Квазимира? Поиски были недолгими и не результативными. Ничего не нашла. Пришлось писать, как есть.

Начнем.

Козимир из Квазимира… И если подключать память, которой ни имя, ни место не нравятся, то выглядел он так: среднего роста, слегка сутулый, худощавый, с большой головой и крючковатым носом. Карими глазами, тонкими губами и русыми волосами, длиной до шеи. Волосы всегда зачесаны назад. Усов, как и бороды, нет. Но есть клочковатые бакенбарды, которые делали его похожим на уличного, слегка облезлого кота. Вечно голодного и от того, хитрого и нервного. Повадки, когда нужно было схитрить, напоминали того же кота. Одежда у него старая. Но чистая. За чистотой одежды он следил больше, чем за чистотой своей головы. Козимир, человек, в общем, не склочного нрава. Жил в небольшой деревеньке, куда он пришёл совсем молодым из странного места с названием «Квазимир». Деревенька стояла на оживленной дороге, времена были непростые, и все выживали каждый как мог.

Имея имя, сильно созвучное с польским королем Каземиром III, Козимир, предпочитал не обращать внимания на разницу в имени в одну букву и искренне верил, что имея в тёзках великих людей, он и сам в чём-то велик. Он не раз мне говорил, что эта мысль его спасала, когда его припекало особенно сильно, и нужно было набраться терпения и выждать немного времени. Ведь, великие люди, они терпеть то точно умеют. Ну и он, значит, справится. Постоянной работы у Козимира не было, только подработки, которыми и перебивался наш герой.

С дамами отношения у Козимира складывались не так гладко, как он хотел бы. Но и острого дефицита внимания дам он не испытывал. Одну вдовушку обхаживал на тему женитьбы, так как из своего имущества у него была комнатенка в большом доме, неизвестно как ему доставшаяся. А у вдовушки был свой дом. А так, переехав к ней, он мог сдавать комнатку и иметь постоянный небольшой доход. Про высокие чувства речи никогда не заводил, так как в них не верил. От слова «совсем». А вот в теплые отношения верил гораздо охотнее. На том и строил свою жизнь.

Итак, если описать коротко его жизнь, то получится вот что:

Жил-был Козимир, имел среднюю внешность, среднее образование и нрав уличного кота, умел выживать и подкатывать к тем людям, которых он считал для себя полезными. Охмурил и женился на вдовушке, с которой и прожил всю свою жизнь. Детей у них не было, но обоих это устраивало. Комнатушку свою сдавал и тем поддерживал семейный бюджет, когда с работой было очень плохо. И откладывал с её аренды деньги, когда работа была. На вопрос, кому нужна комнатка в доме в деревне, отвечу – деревенька стояла на оживленной дороге, так что желающих снять комнату на время хватало. Мужем он стал спокойным и малоинициативным. Но верным, ибо изменять в деревне было чревато для здоровья. Похоронил жену, и через полгода ушел вслед за ней, что я и констатировала в конце ночной смены в один из праздников…

Говорят, его последними словами были «А почему же всё так нелепо?».

Наши Наставники

безымянный сочинитель

безымянный сочинитель

отец Козимира

Егор Удачный

Егор Удачный

просто великолепен

Урфин Джюс

Урфин Джюс

генерал

Лисса

Лисса

правдоруб

Идея

Люди прячутся друг от друга в идеях

100%

Приличия будут соблюдены

Мин нет

Проверено несколько раз

Cистема

Эклектика нового уровня

Ничего не понял? Отчего же?

Мышление дает страх, понимание вселяет ужас и приводит к созданию нового центра личности.

Наши детальки

Адрес:
Фон:
Мыльце:

Захотелось нам написать ?

Когда-нибудь, обязательно, эта форма заработает